Если бы животные могли превращаться в людей, а люди — в животных, то я бы взял скин бобра.

Эти бобры - прирожденные системщики. Бо́льшую часть своей жизни они организованно строят плотины в реках, чтобы не замерзнуть зимой под водой. Когда дело сделано, бобры следят за сохранностью постройки, снимаются в мультиках (как Даггет и Норберт) или делают «хатки», из которых управляют жилищем. Иногда конкуренты растаскивают бревна из укреплений. Тогда животные решают эту проблему как настоящие бобры и пускают в ход зубы. Спать нельзя, повсюду враги.

В сущности, должность управляющего аналогична трудягам-бобрам. В первые недели работы человека окружает хаос. Смельчака ждет график 15 на 7, мысли о тщетности бытия и беспросветное налаживание процессов. Но это временно. Если управленец толковый (читай системный), мало-помалу он организует систему и подобьет под себя «хатки» в виде орг. структуры, функций, стандартов и показателей. Жить станет легче. Появится свободное время на личную жизнь и даже на съемки в мультфильмах.

Отметить показатели, проверить задачи, пообщаться с клиентами или покормить офисного попугая — эти мелочи заменят титанический труд. Но, рано или поздно, случится неизбежное.

Река промерзнет до дна, плотину испортят умственно ограниченные школьники, на организацию свалится крупный заказ — система разрушится под внешним давлением. Процессы, которые недавно скрепляли коллектив, теперь будут мешать движению, как спущенные штаны при ходьбе. Я называю это боевым крещением. Когда нужно развернуть мышление на 180 градусов и справиться с надвигающимся испытанием.

Если сделать все правильно, бобры будут жить. Возможно даже, коллектив перейдет от хорошего к великому. Но, кажется мне, слишком много управленцев уходят при первой неудаче, а владельцы компании подбрасывают палки в огонь, увольняя сотрудника.

Через пару месяцев должность руководителя снова становится открытой. Сегодняшние призывники смотрят на спрос, видят вакансии и... идут в менеджмент.

А где-то вдалеке плачет несостоявшийся бобёр-инженер.